Прославим тех, кто был на Эвересте,
Кто третий полюс мира покорил,
Кто, кроме личной альпинистской чести,
Честь Родины своей не уронил!
И если где-нибудь гора найдется
Повыше эверестовских высот,
Из наших кто-нибудь туда прорвется,
Не хватит дня – так ночью он взойдет!

Юрий Визбор, 8 июня 1982 года

Донбасский след на «макушке Земли»

Старт с терриконов

Майский день 1982 года. Перрон железнодорожного вокзала Донецка. Народу – тьма. Причина понятна сразу. О ней красноречиво говорит надпись на красном кумаче: «Донбасс приветствует покорителя Эвереста Михаила Туркевича!» Здесь передаю слово очевидцу события, выдающемуся фотографу, директору Донецкого музея фотожурналистики и фототехники Александру Виткову:

– Туркевича встречали очень торжественно. Он не ожидал такого. И духовой оркестр, и пионеры, и молодежь, и митинг. Можно сказать, чествовали героя. А сам Михаил Михайлович был человеком скромным. Поэтому как-то смущался от такого внимания к себе. Он считал, что просто выполнил свою работу. Как тогда говорили, задание партии и правительства. Кстати, он был одним из лучших скалолазов Советского Союза. Но этим никогда не кичился…

На время прерву рассказ Александра Борисовича и отмотаю машину времени чуть дальше вглубь истории… В 1981 году началась подготовка сборной команды СССР к Первой советской гималайской экспедиции. В нее из полутора сотен кандидатов было отобрано 17 человек. И лишь 11 удалось взойти на «вершину мира». Отбор был жестким. Оргкомитет и Федерация альпинизма СССР уделяли внимание как профессиональной подготовке спортсменов, так и их здоровью, психологической совместимости. Кандидаты проходили тесты как спортивные (допустим, кто быстрее взойдет на пик Коммунизма), так и медицинские (испытание в барокамере высотами до 10 000 м).

В состав сборной, готовившейся к штурму Эвереста, вошел дончанин Михаил Туркевич. Собственно говоря, уроженец Львовщины жителем Донецка стал в 1972 году. Но на нашей земле раскрылся его талант альпиниста и организатора. Михаил возглавлял Донецкий областной клуб альпинистов «Донбасс». До экспедиции на Эверест Туркевич побеждал в различных всесоюзных соревнованиях по альпинизму. В его активе были покорения семитысячников.

Вообще, причудливо порой разбрасываются карты судьбы. Родившийся в крае Карпатских гор, Михаил перебазировался в край терриконов – Донбасс, откуда затем взошел на «макушку Земли» – Эверест. Кстати, Туркевич признавался впоследствии, что терриконы, особенно зимой, являются хорошим учебным полигоном для альпинистов. Получается, терриконы в некотором роде стали стартовой площадкой для легендарного покорения Эвереста.

«Достичь предела возможного»

Событие это произошло в ночь с 4 на 5 мая 1982 года. Здесь обратимся к воспоминаниям Михаила Туркевича.

«4 мая 1982 года было решающим в штурме Эвереста. На вершину из V штурмового лагеря (8 500 м) ушла связка – Эдуард Мысловский и Владимир Балыбердин. Наша четверка, Валентин Иванов, Сергей Ефимов, Сергей Бершов и я, переходила из промежуточного лагеря IV (8 250 м) в штурмовой для подстраховки первой двойки и последующего восхождения. Коллегиально решаем, что наверх пойдет двойка – Бершов и я. Нужны были скорость и надежность на скалах, по которым проходил путь наверх».

При подготовке материала само собой вспомнилось, как мы тогда, 35 лет назад, пристально следили за гималайской экспедицией. Каждый день искали в газетах сообщения о том, как там наши, до какого лагеря поднялись, все ли здоровы. Это всё интересовало всех – от мала до велика, без разделения на пол – людей, в большинстве своем понятия не имеющих об альпинизме. Тогдашней популярности Юрия Тамма, руководителя экспедиции, могут позавидовать любые сегодняшние распиаренные звезды. Мы знали всех участников экспедиции по­именно. И безусловно, нашу гордость поднимало даже выше любого Эвереста то, что в составе советской команды наш донецкий парень – Михаил Туркевич. К слову, никто и понятия не имел тогда, что Михаил родом не из Донецка. Всё равно – наш, донбасский. А в это время…

«Мы стояли на самой высокой вершине планеты, – вспоминает Михаил Туркевич в своей книге «Зов далеких вершин». – Мы забрались в эту высь, преодолев мороз и ветер, нехватку кислорода и пониженное давление. Лезли сюда, рискуя каждую минуту сорваться, попасть под камнепад, под лавину. Мы отдавали товарищам последний глоток такой желанной здесь воды, уступали друг другу в палатках самое удобное место, согревали своим теплом соседа по биваку, шутили и пели песни, когда ветер пытался сорвать в пропасть палатки вместе с нами… Ради таких минут, ради возможности проверить себя, лучше узнать своих друзей, достичь предела возможного и заглянуть за этот предел, ради всего этого стоит ходить в горы.

Над нами пульсировали звезды величиной с кулак. Они срывались и падали к нам на землю. Фантастический звездопад! Луна висела над самой головой, и до нее, казалось, очень легко достать рукой…

Была полночь. Луна и звезды висели на таком черном небе, чернее которого я ничего не видел. Но нам некогда было любоваться звездами и горами, нужно было спешить вниз. Сняв маски, мы выпили немного компота, подышали атмосферой высотного полюса Земли… Булавками приколол к остаткам укрепленного на треноге флага вымпел и значок альпклуба «Донбасс», вымпел Центрального совета спортивного общества «Авангард» и значок Харькова, родного города Бершова…»

Вот так просто, буднично: «Выпили компота, подышали атмосферой». В то время как в этот же день непальская газета «Райзинг Непал» написала: «Советские альпинисты совершили спортивный подвиг!»

Из непечатного

Вернусь к рассказу Александра Виткова, которому посчастливилось лично общаться с Михаилом Туркевичем. Александр Борисович поведал много того, что в силу разных причин не могло быть опубликовано ранее.

Сборную команду СССР для восхождения на Эверест планомерно натаскивали на предстоящее испытание в Центре подготовки космонавтов. В общем, готовили, как к полету в космос. Это касалось не только физической и психологической подготовки. Экспедиция была обеспечена соответствующим питанием для условий высокогорья, разреженности воздуха, низкого давления. Специально для Первой советской гималайской экспедиции продукты изготавливались на знаменитом Одесском консервном заводе детского питания.

Как нам уже известно, Туркевич шел в спарке с харьковчанином Бершовым. Ребята решили, что одними консервами сыт не будешь, и купили шесть кило сала. Однако сотрудники Института космических исследований их предупредили: сало после 6 000 метров высоты над уровнем моря начнет разлагаться. Ребята научным доводам не вняли. И правильно сделали. Получилось, что именно сало их спасло.

На высокогорье происходит страшное обезвоживание организма. Горло покрывается волдырями. Пока приготовишь еду, вся жидкость выкипает. Соответственно, пища становится сухой. И попробуй ее проглоти! Что делали? Кусочками нарезали сало, забрасывали в рот, оно, не причиняя боли, растаивало. И потом его можно было проглатывать. Сало легко проходило, смазывая по ходу гортань. Вот так ребята и поглощали калории. Это было на высотах далеко за 6 000 метров.

С ночным восхождением тоже не совсем по плану вышло. Михаил Туркевич с Сергеем Бершовым должны были помочь первой паре, поднявшейся на Эверест и водрузившей на вершине флаг Советского Союза, – ленинградцу Владимиру Балыбердину и москвичу Эдуарду Мысловскому – опуститься обратно в промежуточный лагерь. Никакого ночного восхождения не планировалось. Туркевич с Бершовым помогли ребятам, но на этом не успокоились. Михаил отключил радиостанцию. Чтобы Юрий Тамм, руководитель экспедиции, не мог отдать приказ о том, что Туркевичу и Бершову также надо возвращаться обратно. А в экспедиции – армейская дисциплина и единоначалие. Значит, надо будет выполнять приказ старшего. Говорят, что Тамм, мужик волевой и властный, кричал, из себя выходил. Но связи-то нет!

– Тем временем Туркевич с Бершовым начали восхождение на Эверест, – рассказывает Александр Витков. – На вершине Михаил попытался сделать фотоаппаратом «Смена» исторические снимки. Но в 11 ночи там освещение, как сами понимаете, не ахти. Луна и звезды в этом деле не помощники. (Улыбается.) Поэтому ничего не вышло. Между прочим, «Смена», побывавшая на вершине Эвереста, теперь занимает почетное место в нашем музее.

Однажды Витков в разговоре с Туркевичем задал такой вопрос: «Какое самое большое впечатление от экспедиции в целом?» Ответ поразил: «Впервые в жизни мне удалось покататься на слоне!»

Верхом на слоне

Трудно понять человеческое восприятие мироздания. Наверное, для Туркевича восхождение на Эверест внутренне было одним из этапов трудной, но каждодневной работы. Поэтому самое большое впечатление – катание на слоне. И потом сама экспедиция – это тяжелейший труд в страшных условиях, когда смерть рядом… Память же старается сохранить что-то более позитивное.

Поэтому и завершу свой маленький исторический экскурс на позитиве. Помощник секретаря Министерства туризма Непала Шайлендра Шарма, работавший с десятками гималайских экспедиций из разных стран мира, восторгался, узнав об успехе наших ребят.

– Очень рад, что советские альпинисты покорили Эверест. Их победа особенно знаменательна, ведь они шли по самому трудному пути, считавшемуся ранее недоступным. А ночное восхождение – это просто невероятно!

Автор выражает признательность отделу краеведения Донецкой республиканской универсальной научной библиотеки им. Крупской за содействие в подготовке материала.

СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

Михаил Михайлович Туркевич.
Родился 22 марта 1953 года в с. Утешков Львовской области.
Мастер спорта СССР по скалолазанию (1976), мастер спорта СССР по альпинизму (1980). Заслуженный мастер спорта СССР по альпинизму (1982). Участник Первой советской гималайской экспедиции (1982). Многократный чемпион и призер чемпионатов и первенств СССР по альпинизму и скалолазанию. Совершил около 30 восхождений по маршрутам высшей категории сложности.
В 1972 году по распределению приехал в Донецк, где работал в Южниигипрогазе. Альпинизмом начал заниматься в 1973 году. Был председателем Донецкого областного альпинистского клуба «Донбасс», инициатор строительства альпинистской базы в Донецкой области.
В 1982 году во время Первой советской гималайской экспедиции в спарке с харьковчанином Сергеем Бершовым совершил первое в истории ночное восхождение на восьмитысячник – Эверест.
Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1982), орденом Дружбы народов (1989).
На скалодроме возле поселка Зуевка (ДНР) регулярно весной и осенью донецкими альпинистами и скалолазами проводятся соревнования по технике альпинизма памяти Михаила Туркевича.
В последние годы жизни работал заместителем начальника Центра подготовки спасателей МЧС России.
Умер 3 июля 2003 года в Сочи.

ИЗ СООБЩЕНИЯ ТАСС ОТ 5 МАЯ 1982 ГОДА

«Еще два советских альпиниста покорили Эверест – высочайшую вершину нашей планеты. 34-летний маляр-высотник из Харькова С. Бершов и 29-летний инструктор физкультуры из Донецка М. Туркевич штурмовали вершину ночью – случай уникальный в истории восхождений на Эверест. В трудных погодных условиях, продвигаясь по сложному маршруту, освещенному лишь скупым лунным светом, они проявили смелость и решительность. На последних метрах пути им понадобилось использовать весь свой многолетний альпинистский опыт».

СПРАВКА «ДОНЕЦКОГО ВРЕМЕНИ»

Джомолунгма (тибет.), Эверест (англ.)
Высочайшая вершина Земли – 8 848 м над уровнем моря. Расположена в Гималаях. Южная вершина (8 760 м) лежит на границе Непала и Тибетского автономного района (Китай), Северная вершина (8 848 м) расположена на территории Китая.
В переводе с тибетского «Джомолунгма» означает «Божественная (jomo) Мать (ma) жизненной энергии (lung)». Гора названа так в честь бонской богини Шераб Чжаммы (Sherab «мудрейшая», Cham-ma «любящая мать»), олицетворяющей материнскую энергию. Английское название «Эверест» (Mount Everest) присвоено в честь сэра Джорджа Эвереста, руководителя геодезической службы Британской Индии в 1830–1843 годах. Это название в 1856 году предложил Эндрю Во, преемник Джорджа Эвереста, после публикации результатов расчетов его сотрудника Радханата Сикдара, который в 1852 году впервые измерил высоту Пика XV и показал, что тот является высочайшим в регионе и, вероятно, во всем мире.

Газета «Донецкое время», 17 мая 2017, № 19 (84)

Олег АНТИПОВ. Фото Донецкого музея фотожурналистики и фототехники

Рубрики: Статьи